Новый рассказ. Забери меня с собой

Группа автора Вконтакте https://vk.com/vitshtormovoyclub

Бормотание. Бесконечное и тихое бормотание в голове не дает сосредоточиться на тех событиях, которые случились со мной прошлым летом в деревне N. Эти голоса сводят меня с ума, хотя я и осознаю всем своим существом, что они нереальны. Я почти не сплю, и моя душа бродит где-то на грани между сном и явью. Мое поведение, особенно во время ночного сна, очень пугает других пациентов, которым не повезло находиться со мной в одной палате. По их словам, ночью на спинке моей кровати у изголовья сидит старик и тихо хихикает, что-то делая с моей головой, а я в это время лежу с открытыми глазами ни живой ни мертвый, с маской застывшего ужаса на лице. После многочисленных жалоб, сегодня меня перевели в одиночную палату, и теперь-то я уже точно знаю, что его ничто уже не остановит. Он вытягивает жизнь, капля за каплей, как летучая мышь вампир, которая прилетает каждую ночь к своей жертве и высасывает из нее кровь до тех пор, пока та не покинет мир живых. И вот, чтобы хоть как-то зацепиться за последнюю нить, связывающую разум с этим миром, я решил описать все события, случившиеся прошлым летом и приведшие к таким последствиям. Я надеюсь еще раз перечитать эти строки в надежде найти ту спасительную нить, которая выведет меня из надвигающейся холодной темноты, позволив тем самым понять, где же я все-таки оступился, и попробовать повернуть время вспять, исправив то, что сейчас кажется непоправимым.

***

Collapse )

Глава 19

«Сейчас ты ближе к своей цели, чем когда бы то ни было». Эти слова, сказанные Вычислителем, не выходили из головы Перворожденного. Он стоял перед двухстворчатой дверью, на которой висела табличка со словами, указывающими на ее предназначение: «Выход только для Светлейшего Карнели. Любой нарушитель сего правила будет пойман и помещен в тюрьму Замка без суда и следствия». Сама дверь, как и предполагалось, была заперта. И ключ от нее, похоже, был только у одного человека, чья дверь, выполненная из красного дерева с символом знака бесконечности на ней, находилась по левую руку от выхода.

Юный Рери без раздумий толкнул ее. Перворожденный оказался в небольшой комнате, освещаемой парой свечей. Она отличалась весьма аскетичной обстановкой, говорящей о непритязательном вкусе ее хозяина. В ней стояла кровать, стол и пара стульев. Вот и все, что было у хозяина этой комнаты — Светлейшего Карнели, который сидел собственной персоной в черном балахоне на одном из стульев. Лицо скрывал накинутый небрежно на голову капюшон. Карнели указал Юному Рери на стул. Мальчик обратил внимание, что руки у него отнюдь не старческие. Они были покрыты молодой бархатистой бледной кожей, совсем как у него самого. Голос у Перворожденного дрожал, когда он задавал вопрос человеку в балахоне:

— Ты же не Светлейший Карнели, не так ли? — мальчик сжал рукоять клинка, наклонившись вперед и приготовившись броситься на того, кто искалечил его жизнь. — Это ты? Да, это ты!

Collapse )

Глава 18

За покосившимся столом, освещенным только догорающим огарком свечи, сидел монах Фалистер и заносил в «Писание о живых и мертвых» новые строки о странствиях святого Серхия, которые он почерпнул из трудов неизвестного циклописца, найденных в заброшенной и давно забытой части Библиотеки Миров.

Рядом, все это время наблюдая за монахом и развлекаясь подбрасыванием обглоданных косточек, сидел полустерх-получеловек Стратимаарри. Заскучав еще больше, он все-таки решил заговорить с монахом:

— Старик, ты умираешь, а все еще упорно не хочешь бросать свою работу, которая и так еще больше сокращает твою никчемную жизнь. Зачем ты это делаешь? Почему бы не пойти, не отдохнуть, забывшись в клубах дыма насти и утонув в сладком и терпком паспасе? Я бы на твоем месте так и поступил, можешь быть уверен, благо, ты уже бесполезен как работник, и никто не будет мешать тебе провести остаток своих циклов в забытье.

В ответ ему лишь было недовольное покачивание головой и укоризненный взгляд, брошенный стариком из-под густых седых бровей.

Collapse )

Глава 17

Мальчик вновь оказался в Водах Мироздания в затерянном таинственном городе, который так хотел что-то сказать случайному гостю, заплывшему волею судеб в это место. Настало время посетить центральную темную конусообразную башню и понять, кем же были жители этого города и что привело их к катастрофе, заставившей весь город целиком погрузиться под воду.

Подплыв поближе, Юный Рери восхитился масштабами этого строения. Сложно было представить себе, как же такая конструкция, не падая, могла простоять на земле. В воде же было все иначе. Она как будто была создана для этих мест. Материал, из которого ее сделали, был пористый и губчатый, отчего, по всей видимости, она не падала под собственным весом. Внутри башня состояла из ячеистых сот, которые были выстроены по неизведанной логике ее создателей. Каждая ячейка имела некое функциональное назначение, постичь которое не представлялось возможным. В центре башни стояла гигантская скульптура. Жуткое существо с острым рылом, смотрящее снизу вверх на множество людей без лиц, как раз таких же, каких Юный Рери наблюдал в одном из домов в прошлом сне. Сама скульптура как будто жила своей жизнью. Такой эффект достигался благодаря материалу, из которого она была сделана. По всему ее телу бежали волны света, придавая иллюзию жизни. На лице существа отсутствовали какие-либо признаки глаз, видимо, оно с рождения было слепо.

Collapse )

Глава 16

«Дверь с изображением песочных часов. Видимо, это особое место», — подумал Юный Рери, приоткрывая новую главу в своей жизни. Это была пустая комната, посредине которой витала некая сущность. Ее форма менялась, ежесекундно показывая мальчику то маленькую серую сферу, то огромное раздувшееся игольчатое существо, то перетекающую реку, то некое подобие лица, которое заинтересованно наблюдало за вновь вошедшим. Воздух вокруг него искрил и тихонько гудел. «Оно старается подстроиться под мое восприятие», — подумал мальчик. И был прав.

— Кто ты?

— Я вычислитель 10987009, — сказало существо в центре комнаты глубоким голосом без эмоций, приняв форму Юного Рери.

— Разреши, я буду называть тебя Вычислителем. Мне так проще.

— Неважно, кто я и как ты меня назовешь. Я вне твоего понимания и физического восприятия. Для меня важно, кто ты такой, Юный Рери?

Существо приблизилось к Перворожденному, приняв форму вопросительного символа.

— Откуда тебе известно мое имя? — удивленно спросил мальчик, инстинктивно сжав рукоять клинка.

— Я не знаю источник. Я всего лишь конечное звено, в котором накапливается информация. Твое имя мне известно, это все, что я могу сказать, — ответил на вопрос Вычислитель, приняв форму клинка.

— Почему же это так важно для тебя, кто я такой?

Collapse )

Глава 15

Запись № 1. День 36 10897 цикла Басилиса. Наконец в моей голове сложилась мозаика, которую я не мог собрать уже так много времени. Я весь в нетерпении! Завтра приступаю к новому своему творению и смогу вдохнуть наконец разум в ее тело. Я назову ее Бести. К сожалению, умственная отсталость у моих творений есть результат одной самой большой ошибки, которую я допускал из раза в раз, воскрешая подопытных. Я был невнимателен при прочтении трудов Герасиуса «Алхимия живых и всяческих потусторонних бестий», не обратив внимания на одну небольшую деталь, о которой по понятным причинам не могу здесь упоминать. Будем считать, что этот секрет хранится только в моей голове на тот случай, если кто-то захочет воспользоваться результатами моих трудов. Итак, как я упоминал ранее, все опыты по воскрешению оканчивались неудачей. Живой пример тому — Гаспар, хотя он и смог в силу своих ограниченных возможностей найти жизненное призвание и даже стал полезен и незаменим, заняв свое место на нижней кухне Замка Асмаунт. Остальные подопытные после воскрешения в основе своей либо погибали от скорой болезни, либо, как в случае с последним творением Нарасти, оканчивали жизнь самоубийством. Эти попытки суицида были выполнены чрезмерно показными и жестокими способами. Некоторых подопытных приходилось усыплять из-за чрезмерной активности, которая могла причинить большой вред окружающим людям и в особенности мне. Пора заканчивать на сегодня, время уже позднее. А пока отведаю стряпню Гаспара, которая в последнее время как-то стала надоедать, и пойду спать. Надеюсь, мне удастся заснуть сегодня».

Collapse )

Глава 14

Новая дверь прямо напротив покоев судьи вела в темную комнату, которая освещалась всего парой источников тусклого света, отчего Рери пришлось немного постоять в проходе, пока глаза не привыкли к окружающему их полумраку. Множество колб, каких-то механизмов, банок с законсервированными зародышами в разной стадии развития говорили о том, что Перворожденный оказался в чьей-то лаборатории. Хозяин этого кабинета отличался излишней аккуратностью. Каждый реагент был подписан, банки помечены, все расположено по местам, согласно назначению.

Мальчик осмотрелся и хотел уже, было, уходить, понимая, что в таком месте лучше не задерживаться, как вдруг почувствовал каждой клеточкой кожи наблюдающий за ним пристальный взгляд. Он исходил из дальнего наименее освещенного угла лаборатории. Но от этого взгляда не поступало никакой агрессии. Напротив, существо в углу, судя по всему, было очень испуганно, увидев в дверях силуэт незнакомца. Юный Рери направился к нему, пытаясь не шуметь и не потревожить то, что там находилось. Вот уже проступили некоторые очертания существа, которое сидело, съежившись и забившись в угол. Оно прерывисто дышало, и, казалось, при каждом шаге Перворожденного у него все больше начинало колотиться сердце.

— Пожалуйста, не подходи. Что тебе нужно? Кто ты?

Collapse )

Глава 13

Открыв дверь, украшенную изображением меча, Юный Рери предположил, что это была как раз комната судьи Тартуса. Так оно в действительности и оказалось.

Покои судьи кардинальным образом отличалась от комнаты адвоката Мастиуса. В ней висели аналогичные портреты судьи и Светлейшего Карнели. Только разница в том, что портрет Карнели был испорчен. Кто-то небрежно замазал правителю глаза и рот. По всей видимости, судья не питал особой симпатии к своему господину, а тот, судя по всему, никогда не навещал судью, раз Тартус позволял себе такие вольности с образом Светлейшего, которые могли стоить ему карьеры, а то и жизни.

Юный Рери только теперь обратил внимание, что ни в комнате судьи, ни в комнате адвоката не было никаких окон. «Неужели судья и адвокат сами являлись пленниками своего положения?» — подумал мальчик.

Вся мебель и обстановка в комнате были довольно лаконичными, без излишеств. В отделке преобладал черный цвет, впрочем, как и в самой одежде Тартуса. Своей гордостью судья считал обширную коллекцию оружия, завезенного из разных мест и восстановленного по найденным чертежам, рукописям и книгам. Дробящее оружие, которое наносило более серьезные и страшные увечья, чем режущее и колющее, пользовалось у него особой популярностью. Было даже несколько случаев, когда, выпив излишнее количество хмельного рихта, он несколько раз чуть не лишил адвоката его головы во время демонстрации новинок своей коллекции.

Collapse )

Глава 12

«Процесс окончен, и приговор исполнен на месте. Какая же нелепость, — подумал Юный Рери. — Насколько еще меня хватит? Как же я завидую слепым обитателям катакомб, которые не видят всего этого безумия». С этими мыслями мальчик покинул зал суда через винтовую лестницу, которая заканчивалась большим холлом, ведущим в запутанную систему коридоров и комнат.

Он вошел в одну из комнат, в которую, время от времени, приводили заключенных. Каменные полы, стены и цепи, намертво заделанные в них — вот и вся скромная обстановка, которая встретила мальчика. Неподалеку стояло ведро с холодной водой, которое периодически выливали на узников, тем самым лишая их сна. Все это должно было морально сломить приговоренного, не позволив тому нарушить четкий ход судебного заседания.

Следующая дверь, как, впрочем, и несколько последующих, оказались заперты. За ними слышались приглушенные голоса. Здесь жили многочисленная прислуга и охрана, которые обслуживали судью и адвоката.

Collapse )

Глава 10

Когда дверь тюрьмы Замка Асмаунт затворилась за Перворожденным и крики несчастных смолкли у него в голове, Юному Рери наконец удалось осмотреть то место, куда привела его дорога.

Collapse )